Главная БОДИБИЛДИНГ ФИТНЕС ПИТАНИЕ ДИЕТЫ И ПОХУДЕНИЕ ЗДОРОВЬЕ ОЧИЩЕНИЕ ОРГАНИЗМА АНАТОМИЯ ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ
Логин:  
Пароль:
Тренинг Целлюлит Аквафитнес Мотивация и советы Бодифлекс ФАРМАКОЛОГИЯ Калланетика Советы профи НОВОСТИ
Реклама

Какие женские танцы сейчас в моде

28.05.18 | Категория: ЗДОРОВЬЕ » Танцы для здоровья

Сейчас очень модно заниматься арабским танцем или танго. Почему? Есть старая притча.

Пришел как-то человек к мудрецу и сказал ему: «О мудрец, научи меня отличать истину от лжи, красоту от безобразия. Научи меня радости жизни». Подумал мудрец и научил человека танцевать.

Эти два танца объединяют не только мода, зрелищность и экзотичность. Оба служат одной из главнейших жизненных задач — соединению мужчин и женщин. Но делают это совершенно разными способами. Точнее на разной дистанции и разными энергиями. Воплощенность первозданных энергий и ритма, сакральный смысл этих танцев позволяют приравнять их к психопрактикам.

Сочетание движений в танце одновременно и естественно, и неожиданно: пластические разводы разрешают ими любоваться, удары бедер концентрируют внимание, вибрации сливаются с ритмом музыки. Все суставы и косточки раскручиваются в трех измерениях, словно наполняясь волшебной скользящей энергией. Соединение дыхания живота с движением бедер порождает плавный и сладкий поток, от которого каждый позвонок словно выплясывает древнюю арабскую мелодию...

Это танец-мироощущение, танец отношений мужчины и женщины, философия страсти, соперничества и любовной игры. Его музыка ухватила главное в человеческом бытии: эротическое начало сочетается с темой одиночества, ведь эти два чувства проходят через всю жизнь человека. Сексуальная энергия лишь трансформирует энергию покоя в тонкие энергии движения — несмотря на раскованность и откровенность танца, он покоряет изысканностью и легкостью движений.

Итак, речь пойдет об арабском танце, больше известном как танец живота, или «прекрасный танец», и о танго, известном обычно как аргентинское. Оба уходят в глубь веков и оба стали больше, чем просто танец, подобно тайцзи-цюань и багуа в Китае или капоэйре и самбе в Бразилии.

Арабский танец существовал и в доисламскую, и в дохристианскую эпохи, и даже до иудаизма. По неким смутным преданиям, он возник в Тибете 11 тыс. лет назад, в конце цивилизации Хиттида. Это была воинственная цивилизация, и поначалу танцы были частью мужских воинских ритуалов. По другим сведениям, танец зародился в Древнем Египте 2,3 тыс. лет назад. Он был частью ритуалов, связанных с культом богини земли Исиды — символа женского начала, плодородия, материнства и деторождения. Танец был формой взаимодействия женщины с землей, носительницей женских энергий и вибраций. Примерно за 300 лет до появления христианства его узнали жители Малой Азии и Аравии.

Танго более молодой, но также мировой танец — и по распространению, и по происхождению. Его название — африканское, музыка и движения — креольские, а современную форму он обрел в портовых кварталах Буэнос-Айреса во второй половине XIX века. Но зародился он примерно в тех же местах, что и арабский танец. Испанские мавры танцевали его еще в XII веке, потом танго переняли цыгане, которые завезли его в Аргентину: там андалузское танго смешалось с кубинской хабанерой и аргентинской минолгой — так, в смешении культур, возникло креольское танго.

Примерно к V в. н.э. арабский танец стал известен во всех странах Востока, а также в Африке и Европе (Испания, Италия). Но он уже в значительной мере потерял свой эзотерический и ритуальный смысл, став чем-то вроде первой версии стриптиза. Время возникновения и расцвета ислама совпало с распространением гаремных отношений, и танец живота стал исполняться для привлечения внимания мужа-господина. Ведь, как утверждают апологеты исламского многоженства, в те времена было немало вдов, чьи мужчины гибли в бесконечных войнах. Это стало дополнительной причиной для превращения танца в средство борьбы за мужчину.

Если танец соблазна не находил отклика у господина, то жены танцевали его для любовников, несмотря на строгую стражу евнухов. К Х веку этот вариант танца почти полностью вытесняет прежние. Женщины разных стран самостоятельно добавляли в него обольщающие элементы из народных и ритуальных танцев, соревнуясь в открытости и силе сексуального призыва.

А в Х — ХII вв. арабскими танцами с несколько неожиданной стороны заинтересовались и мужчины — стали преподавать их женщинам как учителя и мастера. Танцмейстеры не покушались на классические движения, но разбавили их некоторыми па из китайских и таиландских ритуальных танцев. Казалось бы, чисто женский танец получил прививку мужского начала, стал жестче и агрессивнее.

В танго основной вопрос женской жизни решался иначе: взаимодействие с мужчиной в нем равноправное и даже соперничающее.

Неспроста его называют танцем, где от любви до ненависти даже не один шаг, а полшага. Возможно, оттого, что это долго был веселый легкий танец обитателей бараков, публичных домов и таверн. Он был парный, но раздельный, и породить его могла лишь смесь ностальгий: безудержности гаучо, одиночества солдата, тоски эмигранта.

К концу XIX века танго эволюционировало из креольского в аргентинское, в котором партнеры двигались, обняв друг друга за плечи. Мужчины задавали тему, а женщины вдохновляли и пробуждали желания. Более медленным и чувственным танго стало лишь в начале XX века, когда в оркестре появился аккордеон, придавший музыке драматизм.

В отличие от арабского танца, где женщина полагалась исключительно на собственное искусство обольщения, танго изначально напоминало любовную картинку обхаживающих друг друга птиц. Оно перевернуло все представления о том, что можно, а чего нельзя в танце. Игра бедрами, томные выгибания дам в руках кавалеров и взгляды в упор, внезапные смены направления, рискованные переплетения ног, вплоть до вторжения обтянутой черным чулком ноги на высокой шпильке меж мужских колен...

Не случайно император Германии Вильгельм специальным указом запретил офицерам танцевать этот танец. Понадобилось специальное разрешение Папы Римского, чтобы считавшийся дотоле дьявольским танец вошел в моду по всему миру.

Арабский танец не принадлежит какой-либо одной ближневосточной стране. Скорее он является смесью движений, жестов, ритмов, мелодий и элементов костюма, принадлежавших разным культурам и историческим периодам. Сегодня известно до 50 его видов, культивируемых в 8 крупных школах (турецкая, египетская, пакистанская, ботсванская, таиландская, бутанская, аденская и иорданская), а также во множестве мелких.

Турецкая версия, например, более эротична и артистична — считается, что таковой ее сделала конкуренция в гаремах. В ресторанных представлениях можно увидеть именно эту, зачастую еще более экзальтированную версию.

Ливанская школа считается промежуточной, то есть пытается соединить сакральное и чувственно-артистическое. Лишь иорданская школа развивает направление — танец для своего мужчины. В остальных доминируют открытая сексапильность и борьба за мужское внимание и энергию.

Так было не всегда. Арабский танец в первом тысячелетии исполнялся только в вечернее время женой и только для своего мужа. В индивидуальном танце для любимого женщина языком жеста и движения говорит, что она готова всегда быть для него столь же огненной, игривой и привлекательной. И доселе замужняя женщина в арабском мире не может демонстрировать себя на людях — она может танцевать только для своего мужчины. Ведь всем известно, что арабские женщины, как и все прочие, прекрасно управляют мужчинами, только более тонкими способами. Например, лица и руки действительно закрыты, но при этом ткань полупрозрачна. Впрочем, для своего мужчины она может танцевать и обнаженной.

Танго подчеркнуто более демократично и непокорно — ироничное, насмешливое, роковое, близкое к фольклору. Его долго считали танцем простолюдинов. Лишь в конце XIX века, будучи усовершенствованным парижскими хореографами, оно быстро распространилось по всему миру в качестве салонного и эстрадного танца. И в Европе, надо заметить, подутратило свой пламенный характер: выражение лиц обрело бесстрастность, в современной манере исполнения сохранились только колебания корпусом.

Однако танго допускает бесконечные вариации и импровизации согласно характеру каждой страны. Неизменным остается только ритм, в котором живут аргентинцы — ритм сердца, четкий, отрывистый, синкопированный, обычно 136 ударов в минуту.

Именно ритм, а также особая мелодраматическая интонация и энергия всепоглощающих чувств сделали танго эстетической моделью жизненного поведения аргентинца. В Буэнос-Айресе его танцуют повсюду — в кафе, на домашних вечеринках и улицах, на площади.

Танго. Дуэты и трио обычно сопровождаются игрой аккордеонов, концертино и бандонеона — инструмента, похожего на баян.

И к танго, и к арабскому танцу вполне применима арабская пословица «Женщина танцует так, как любит». Цель арабского танца — не только познать себя и свои возможности, но и найти мужчину, продемонстрировав ему лучшие эстетические и физические стороны своего естества. Это своего рода квинтэссенция женских танцев, в которых непременны извивы талии, виляния и покачивания бедер.

Изначально танец живота был направлен на понимание земного ритма, который воспринимается женщиной в первую очередь маткой. В египетском танце и доныне преобладают мелкие вибрации, полная расслабленность и медитативная погруженность в себя, вытянутость к небу и ограниченность передвижений. Женщина училась посредством танца наполняться энергией, укреплять свой дух, лечить болезни. Сейчас такое понимание танца сохранилось лишь в некоторых районах Марокко, Египта и Алжира, где условия развития общества не мешали женщине сохранять функцию связи с божественным началом.

Прекрасный танец сегодня — это связь с мировым женским началом, источник магической женской власти над мужчинами.

Власти не ради нее самой — ведь женщина может перейти на новый духовный уровень только вслед за своим мужчиной. Если любимого нет, то есть ритуалы его заказа. Для любовного приворота достаточно представить, что танец танцуется именно для определенного мужчины. Не зря же говорят, что любовь к танцу — это промежуточная форма любви между мужчиной и женщиной.

Если же мужчина есть, то нелишне гармонизировать с ним отношения. Для этого женщине нужно наладить связь с женщиной внутри себя. В гармоничной женщине соотношение женского начала инь и мужского ян составляет примерно 7 к 3. Но в нынешнем мире, где женщине требуется быть сильной, на ее долю вынужденно приходится гораздо больше мужской энергии. Танец помогает вернуть естественную гармоничную пропорцию.

В танго энергетическая практика происходит по-иному, более всего она похожа на постоянное вытягивание единой нити.

Взаимодействие инь и ян происходит в виде смешения пространственных и временных сфер, внутреннего и внешнего. По форме этот танец — приглашение, встреча, он философичен, нежен и страстен, прост и сложен одновременно. Партнеры отражают друг друга, их энергии связуются через зрение, слух, касания кистями, грудью и лицами. Слушание друг друга сопровождается тонкой игрой и плетением узоров ногами, перехватыванием и продолжением движений. Оба наслаждаются радостью этой игры.

Несмотря на видимую сложность арабского танца, специальной подготовки для его освоения не требуется. Движения разучиваются поэлементно и лишь затем скрепляются нежной волной тепла и вдохновения. Тонкая пластика рук, царственно выдвинутый мысок стопы, грация бедренных изгибов и сила их ударов всецело подчинены ритму. В фольклорных разновидностях танца он порой учащается до стука копыт скакуна. Движения торса описывают трехмерную восьмерку, а живот вибрирует с такой частотой, что какое-то время вы не можете думать ни о чем другом, кроме разгадки этой тайны. Секрет состоит в передаче «трясок» от скрытых тканью юбки мышц ног. Поэтому, кстати, легкая полнота идет танцовщицам только в плюс.

Танго же довольно трудно выучить, изучая только структуру шагов и положение тела: это не набор структур, но и не хаос. Обучение начинается с абсолютного покоя: мысли не соприкасаются, происходит лишь пересечение чувств и энергий, ощущаемых как предчувствие движения. Движение ног — главное в танце: шаги образуют фигуры, которыми в дальнейшем партнеры импровизируют. Основной шаг — скользящий, с секундными остановками и продвижением, или, как его называют, аргентинский. Его называют также «шагом краба» в связи с характерной манерой бокового движения, придающего фигурам особую гибкость.

Форма танца во многом зависит от правильной постановки ног: ступня ставится мягко. Женщина использует подъем на полупальцы, что требует четкой координации движений коленей и ступней. Ноги танцоров движутся синхронно, соблюдая единую линию. Колени расслаблены и немного согнуты. В момент выполнения широкого шага они почти выпрямлены, но не напряжены. Спина немного отклонена назад, голова слегка откинута и повернута влево. В танго также нередко используются противоположные движения корпуса в плечах и бедрах. Важно следить за свободной манерой держаться, соблюдать осанку, держать позвоночник натянутым.

Танец требует контроля над всем телом, а также над дыханием, равновесием, эмоциями. Немаловажны положение головы, плеч, корпуса, движение рук и кистей, талии и бедер, позиция ног и ступней.

Наряды обоих танцев историчны и функциональны. Танго женщина обычно танцует в красивом прямом открытом платье с глубоким разрезом, которое не сковывает свободу движений. Мода на юбку из двух полотнищ, равно как и юбку-брюки, порождена танго. Она танцует в туфлях на каблуках, а если босиком, то на носках, чтобы пятка не касалась земли. Это создает легкость, женщина соединяется с пространством и будто отрывается от земли.

Танцовщицы прекрасного танца одеты более экзотично: обычно это длинные суженные юбки и высокий пестрый лиф, иногда косой набедренный платок, состоящий из множества серебряных монет. Во время танца они издают тонкий мелодичный перезвон, словно поток сокровищ. Обнаженной остается только собственно талия и начало бедер. Это дает возможность танцовщице почувствовать себя именно женщиной, нарядной и желанной. Не нами замечено, что радость танца отражает первичную живую радость ухаживания.

Критики танца живота утверждают, что в наше время он под влиянием коммерциализации в значительной степени мутировал.

Ведь акцентируя его чувственную сторону, танцовщица невольно-провоцирующе дает обещания, которые потом не может выполнить.

При этом страдает и женщина, ее природа. Не случайно с танцовщицами случаются несчастные случаи, попытки насилия, травмы, женские болезни и т.п. Иногда шутки ради ресторанные затейники рисуют на животе исполнительницы схему пищеварительных органов. Духовное и физическое совершенствование требует других подходов.

В лучших школах арабского танца женщины разучивают движения не путем зубрежки и не придумывают их от ума. В процессе действа происходит спонтанное рождение танца из недр тела. Танец превращается в игру и увлекательное познание его возможностей.

Раскручивающие и раскачивающие движения производят массаж стоп. Постепенно все тело настраивается на определенный ритм, а обычно закрепощенные кости таза приобретают легкость движений, сравнимую с вращением шара. Поток поднимается выше, раздвигая суставы тела и заставляя тело произвольно двигаться. Бедра, грудь, голова катаются, как в масле, исполняя танец-массаж внутренних органов. В этом проявляется эффект маятника — силы тратятся только на поддержание движения, и возникает ощущение, что тело движется само.

Чтобы волна свободно пробегала по всему телу, нужно сбросить все ненужные напряжения, поэтому исцеляющее воздействие танца используют в телесно ориентированных психопрактиках. Возникает ощущение гармонии хорового пения, радости и обострения физических чувств. Во время танца женщина нередко улыбается «внутрь», словно Будда.

Танго гораздо более экстравертный танец, напоминающий своего рода захватывающее круговое путешествие. Корпус партнера немного развернут. Он кладет правую руку на талию партнерши, а левую отводит назад или берет правую руку партнерши в свою. Именно работа нижней части тела позволяет наполнять энергией ноги и соединять ее с другими частями тела. Форма перемещений не очень сложна: партнеры играют ногами, открывая все новые вариации движений и позволяя круговым диагональным движениям вовлекать себя в те или иные направления. И в конце концов вернуться к тому же месту, откуда начали.

Очищенный от манипуляции арабский танец становится действительно прекрасным и даже лечебным. Он эффективно лечит спайки кишечника и внутренних органов, возникшие после серьезных травм. В традиционной медицине есть понятие «неконтролируемые мышцы», которые было бы точнее назвать интимные. В танце они используются для возбуждения половой системы и помогают провести исцеляющие оргазмические пульсации по всему телу, открывая возможность протанцевать беспокойство, тоску, страх, страсть, обиду и в итоге испытать блаженство освобождения от напряжения и радость полета.

Эротичность танго несколько иного рода и лучше объяснима с тантрических позиций. Танцующая женщина всегда была тесно связана с силой посвящения и половой энергией. Во многих храмах Древнего мира танцовщицы передавали в движениях самую суть эротизма. Многие из них становились влиятельными жрицами — считалось, что танцующая женщина обладает силой полового омоложения и даже обладает властью над жизнью и смертью.

Дуальная природа танго позволяет более естественно регулировать энергетические соотношения пары. Женщине в танго принадлежит особая роль. Она обыгрывает ось, которую держит для нее мужчина, украшает, закручивает вокруг энергетические спирали. Она всегда расслаблена и податлива, всегда внутри. Она слушает мужчину, идет за ним, тянется к нему. Он — ее опора, ее ведущий. Женщина слушает мужчину грудью и кистями — это их точки соприкосновения. Грудью она слушает его сердце, сердце разжигает огонь...

Управляя собой и своими половыми центрами, женщина закручивает их энергию, создавая поднимающийся энергетический вихрь. Именно от ее особой силы будет зависеть умение пары трансформировать энергию, поднять ее, расстелить в пространстве и на земле. Мужчина остается как бы прикованным к земле, это его стихия. Чуть согнутые колени создают впечатление укорененности, а верхняя часть тела спокойна в движении. Ноги движутся, словно скользя по льду. Ступни же женщины подобны ветру, их движение создает энергетические вихри. Она подтягивает ногу — и сразу же отступает, уходит — и сразу возвращается. Резкие и непредсказуемые движения создают неповторимый колорит танца.

Энергия женщины в танго обязательно должна идти вверх — это условие ее грациализации. Движение по спирали вытягивает энергию, открывает ее, что очень важно — ведь именно женщина создает условия для объединения мужской и женской энергии. В танго все основано на постоянном изменении — оно проявляется как закрытие и открытие партнеров друг другу, как наступление и отступление, чередование жесткости и мягкости. Двигаясь и изменяясь, партнеры постигают внутреннее движение энергий. Наступление — шаг вперед — это энергия ян, она немного агрессивна. Уступка — шаг назад, это уравновешивающая энергия инь. Взаимопонимание объединяет. Танго иногда напоминает парную форму тайцзи.

Арабский танец более самодостаточный, с поправкой на эпоху его можно даже назвать феминистским — он сам по себе дарует каждой женщине красоту, силу и здоровье. Юной женщине он помогает раскрыться, зрелой — остаться молодой. Умея управлять своим физическом телом, женщина становится прекрасна, как цветок — пышущий, ароматный, манящий, притягивающий.

Исследователи установили связь между многими движениями танца и движениями при деторождении, что указывает на его базовую функцию поддержки жизни. Эти естественные движения упражняют глубокие мышцы, формирующие гибкую талию и укрепляющие внутренние органы чрева, где зачинается и создается дитя. Через язык, ритуал и яркое представление танец дает возможность почувствовать женщине свое тело, научиться относиться к нему с любовью и уважением. И, конечно, поделиться радостью вибраций с любимым мужчиной.

Танго богато тонкими внутренними переживаниями, но в то же время прекрасно смотрится извне. Это своего рода медитация движений, в которой также осознаются гармония, радость, тонкая духовность. В ней женщина может гармонично развиваться и работать со своей энергией — она должна научиться танцевать свою жизнь. Это очень гармоничная практика как для женщины, так и для мужчины, в ней, как в акте любви, происходит пробуждение и слияние их начал. Именно поэтому танго остается одновременно и классикой, и ретро, и современным танцем. Романтический и любвеобильный, танго, как и вальс, стал своеобразным символом XX века.

Но и арабский танец еще не сказал последнего слова. Его эзотерическая сущность объединяет в себе различные духовные практики мира: китайский ци-гун, индусскую йогу, динамическую медитацию Ошо. Танец живет и как чистое удовольствие красоты, здоровья, молодости. Его открытая пластика делает женщину по-настоящему желанной и естественно сексуальной — женщиной-богиней. Ведь для женщины главное — осознать, что она единственная и неповторимая. А для этого нужно вдохновить на понимание этого мужчину.

Как и язык телодвижений, язык танца — это некие универсальные символы, по которым можно «прочитать» эмоциональное и энергетическое состояние человека (например, через открытые и закрытые позиции тела). Есть движения, имитирующие значимые действия, то есть, по сути, пантомима, а есть более абстрактные, передающие состояние в чистом виде. В арабском танце и танго есть и то, и другое. И для обоих справедливо еще одно: настоящий танец рождается лишь тогда, когда тело, сознание и энергия находятся в гармонии и развиваются как единое целое.

Танцевать — это не значит только хорошо и красиво двигаться посредством отточенных движений. Тело — лишь инструмент, оно задает динамичную форму, но ее необходимо наполнять, придавать суть и содержание. Только тогда начинается процесс внутреннего развития, процесс бесконечный. И именно тогда танец наполняется жизнью, а жизнь превращается в танец.

Дмитрий ШАРКО
(голосов:1)
Похожие статьи:
{related-news}
Комментарии к статье Какие женские танцы сейчас в моде :


Фитнес и бодибилдинг ©2011-2018г. Все права защищены.Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на "http://fitbild.ru". Интеллектуальная собственность юридически защищена
Администрация сайта благодарит Вас за посещение нашего сайта.

Яндекс.Метрика